Адвокат Кузьмин Алексей Валерьевич
Адрес: 443063, Россия, Самара, ул. Вольская, 70, офис 3.
Телефоны: ☎️ +7 927 262-06-56; +7 927 723-92-13; +7 846 228-75-96.
Электронная почта 📩 «Задать вопрос адвокату».
Меню сайта


Статистика


Поиск


Календарь
«  Май 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031


Архив записей


· RSS 21.08.2018, 21:34
Главная » 2018 » Май » 28 » Бывшему депутату Сюсину отказали в УДО!
12:52
Бывшему депутату Сюсину отказали в УДО!

Бывшему депутату Сюсину отказали в УДО!

Постановлением Куйбышевского районного суда г. Самары от 27.03.18 было удовлетворено ходатайство об условно-досрочном освобождении бывшего депутата Сюсина В.А.
Постановление было вынесено с грубейшими нарушениями закона. Вопиющим фактом является то, что о судебных заседаниях даже не был уведомлён потерпевший по делу – Аникин В.В., который о вынесенном постановлении суда узнал из средств массовой информации!!! Хотя суд должен был уведомить его о судебном заседании не менее чем за 14 суток.
На незаконное, как мы считаем, постановление Куйбышевского районного суда г. Самары в интересах потерпевшего была подана апелляционная жалоба в Судебную коллегию по уголовным делам Самарского областного суда, которая 28.05.18 была удовлетворена. Постановление Куйбышевского районного суда г. Самары об УДО Сюсина В.А. было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суде первой инстанции в ином составе суда.
Судом первой инстанции при вынесении вышеназванного отменённого постановления об УДО было допущены существенные нарушения закона.
1. Согласно ч. 1 ст. 175 УИК РФ ходатайство об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание, в котором осужденный отбывает наказание.
Из материалов дела следует, что осуждённый Сюсин В.А. с ходатайством об УДО обратился в суд, минуя администрацию ФКУ ИК-5.
В связи с чем его ходатайство не подлежало рассмотрению и по этой причине вынесенное постановление об УДО должно быть отменено, производство по ходатайству прекращено.
2. В соответствии с п. 2.1 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в судебном заседании вправе участвовать потерпевший.
Потерпевший должны быть извещён о дате, времени и месте судебного заседания не позднее 14 суток до дня судебного заседания.
Из материалов дела следует, что потерпевший о дате судебного заседания ни на 22.03.18, ни на 27.03.18 надлежащим образом работниками суда не извещался и о заседаниях вообще не знал.
Более того, согласно протоколу судебного заседания от 22.03.18 про потерпевшего никто даже не вспомнил. Он в этом протоколе вообще не упоминается.
В протоколе от 27.03.18 сказано, что потерпевший не явился по неизвестным причинам. Ну конечно, как он явится, если сотрудники суда, в нарушение закона, его о дате, времени, месте заседания не известили.
В материалах дела имеется телефонограмма (л.д. 68), в которой сказано, что, якобы, потерпевший звонил в суд 27.03.18 в 12:15 и выразил свою позицию по делу.
а) потерпевший в суд не звонил и звонить не мог, так как о состоявшемся судебном заседании и вынесенном на нём постановлении узнал лишь через несколько дней из СМИ, а именно 04.04.18, что подтверждается его подписью в получении копии постановления;
б) даже если кто-то и звонил и представлялся потерпевшим, то никто личность звонившего не устанавливал, поэтому нельзя достоверно установить того, потерпевший ли звонил или иные лица;
в) даже если бы звонил потерпевший, то уведомление его о дате заседания за 1-2 часа до заседания не может являться его надлежащим уведомлением, так как у него не было реальной возможности и достаточного времени для того, чтобы подготовиться к судебному заседанию, прибыть на него и внятно изложить свою позицию. Более того, инициатива звонка исходила не от работников суда, которые сами должны были извещать потерпевшего.
Считаю, что телефонограмма сфальсифицирована и сделано это с целью придать видимость законности вынесенного постановления.
Своим бездействием суд грубо нарушил права потерпевшего, лишил его реальной возможности реализовать своё право на участие в судебном заседании.
Названное нарушение является безусловным основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
3. Согласно п. 1 ч. 3 ст. 259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указываются время его начала и окончания.
Из материалов дела следует, что ни в протоколе от 22.03.18 (л.д. 67), ни в протоколе от 27.03.18 (л.д. 84-85) время начала и время окончания судебного заседания не указано.
Данная позиция подтверждается судебном практикой, а именно определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ № 46-УД17-3 от 21.02.17, в котором, помимо прочего, сказано, что: «Отсутствие протокола судебного заседания в том виде, в каком он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК РФ, свидетельствует о несоблюдении судом обязательной к исполнению процедуры фиксации уголовного процесса, что ставит под сомнение законность и обоснованность вынесенного приговора».
В нашем случае в деле отсутствует протокол судебного заседания в том виде, в котором он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК РФ.
Отсутствие в уголовном деле надлежаще оформленного протокола судебного заседания в силу п. 11 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, влекущим в любом случае отмену обжалуемого судебного акта.
В связи с изложенным обжалуемый судебный акт подлежит безусловной отмене.
4. Сюсин В.А., его адвокат, а также сотрудники ФКУ ИК-5 утверждают, что Сюсиным В.А. в бухгалтерию колонии перечислены 47500 рублей по исполнительному листу.
А как Сюсин В.А. мог перечислить в колонию деньги, если он находится не на свободе, а в колонии? Никак. Деньги или вообще не перечислялись или перечислялись не им, а третьими лицами. А это значит, что Сюсин В.А. ущерб потерпевшему не гасил.
Согласно пояснениям представителя ФКУ ИК-5 47500, якобы, перечислены в октябре 2017 года (л.д. 84 оборот). Этого быть не могло ещё и по той причине, что до конца декабря 2017 года Сюсин В.А. обжаловал приговор в кассационном порядке в ВС РФ. То есть, как минимум, до конца декабря 2017 года он надеялся приговор отменить, а значит не стал бы никаких денег выплачивать потерпевшему.
Ни Сюсиным В.А., ни ФКУ ИК-5 не представлено никаких документов, свидетельствующих о том, что деньги действительно в ФКУ ИК-5 поступили. Справка из бухгалтерии ФКУ ИК-5 не может быть доказательством этого.
Поэтому считаю, что Сюсин В.А. и представитель ФКУ ИК-5 обманывают суд по поводу перечисления денег.
5. В обжалуемом постановлении сказано, что Сюсин В.А. вину признал, в содеянном раскаялся и потому заслужил УДО.
Это не соответствует действительности хотя бы потому, что, как было сказано ранее, Сюсин В.А. вплоть до конца декабря 2017 года обжаловал приговор в ВС РФ. То есть не был с ним согласен. И только после того, как исчерпал все возможности для его обжалования, решил, якобы, признать вину и раскаяться.
Доводы адвоката Сюсина В.А. о том, что он вину свою не признавал потому, что его действия неверно квалифицировали по ст. 290 УК РФ не состоятельны.
Никто Сюсину В.А. не мешал признать свою вину и раскаяться в суде первой инстанции именно по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, а по ст. 290 УК РФ не признавать. Он этого не сделал. И не сделал потому, что не признавал свою вину полностью. А значит и не раскаивался.
6. Сюсин В.А. не момент совершения преступления являлся депутатом, то есть представителем власти.
Президент РФ – Путин В.В. неоднократно заявлял о том, что представитель власти должен быть примером для подражания для обычных граждан.
Каким примером является Сюсин В.А.? А является он примером того, что нужно совершать преступления.
Поэтому представитель власти, осуждённый за преступление, не должен освобождаться условно-досрочно, а должен отбывать наказание полностью. Иное противоречит интересам общества, так как создаёт у чиновников ощущение безнаказанности, а у населения вызывает ненависть к власти.
В обжалуемом постановлении сказано, что поведение Сюсина В.А. примерное.
Примерное поведение осуждённого – это его обязанность. Поэтому за примерное поведение не является основанием для УДО.
На данном основании суды регулярно отказывают в УДО обычным гражданам.
Значит должно быть отказано и Сюсину В.А.
Кроме того, до конца срока Сюсин В.А. осталось значительное время. На этом основании суды регулярно отказывают в УДО обычным гражданам.
Значит должно быть отказано и Сюсину В.А.
Суду не представлено доказательств того, что Сюсин В.А. прошёл весь комплекс запланированных воспитательных мероприятий. На этом основании суды регулярно отказывают в УДО обычным гражданам.
Значит должно быть отказано и Сюсину В.А.
Суду не представлено доказательств того, что достигнуты цели наказания. На этом основании суды регулярно отказывают в УДО обычным гражданам.
Значит должно быть отказано и Сюсину В.А.
7. В материалах дела (л.д. 15) имеется Психологическая характеристика Сюсина В.А. В ней, помимо прочего, сказано, что Сюсин В.А.: «…довольный жизнью».
То есть, находясь в изоляции от общества он доволен жизнью. Значит он не претерпевает никаких лишений, связанных с отбыванием наказания. Наказание его нисколько не тяготит. Если наказание не тяготит наказанного, то о каком достижении цели наказания можно вообще говорить? Это ещё одно доказательство того, что цели наказания не достигнуты и достигнутыми быть не могут, так как ему в колонии хорошо.
Ну и ещё – если ему хорошо в колонии, он доволен жизнью в ней, то зачем ему на свободу? Не зачем. Значить и на УДО его отпускать нельзя.
8. Из представленной ФКУ ИК-5 характеристики следует, что Сюсин В.А. участвует в самодеятельности, «пляшет и поёт», в спортивных мероприятиях и т.д. и т.п.
Это говорит ни о том, что Сюсин В.А. исправился, а о том, что он просто там развлекается, а не исправляется.
В материалах дела (л.д. 6) имеется Справка о поощрениях и взысканиях осуждённого.
08.12.17 он поощрён в числе прочего за добросовестное отношение к учёбе. А где же он учится? Нигде он не учится. На данный счёт никаких документов суду не представлялось.
Значит этот приказ о поощрении фиктивный, изданный исключительно с целью создать видимость его положительного образа.
Все три раза Сюсин В.А. поощрялся за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду.
Повторяю, хорошее поведение и добросовестное отношение к труду – это обязанность осуждённого.
Поэтому это не является основанием для поощрения, а значит и для УДО.
Кроме того, по имеющейся у нас информации, у Сюсина В.А. имеются и взыскания, в том числе наложенные после 27.03.18, то есть после удовлетворения ходатайства об УДО.
А это говорит о его нестабильном поведении. А значит и ни о каком УДО не может быть и речи.
9. В суде от имени ФКУ ИК-5 принимал участие Урюпин, полномочия которого надлежащим образом не удостоверены.
В материалах дела (л.д. 66) имеется доверенность, которой Урюпин наделён правами: «какие предоставлены законом истцу, ответчику, третьему лицу, заявителю по вопросам пожарной безопасности…».
Предметом судебного заседания вопросы пожарной безопасности не являлись.
ФКУ ИК-5 ни истцом, ни ответчиком, ни третьим лицом в деле не являлось, да и процесс был не в порядке гражданского судопроизводства.
Полномочий на представление интересов ФКУ ИК-5 при рассмотрении вопросов УДО этой доверенностью Урюпину не представлялось.
А значит Урюпин не имел права действовать от имени ФКУ ИК-5, так как являлся ненадлежащим лицом.
По этой причине вынесенное постановление подлежит отмене.
10. Из протоколов судебного заседания от 22.03.18 (л.д. 67) и от 27.03.18 (л.д. 84-85) следует, что судом участникам процесса разъяснены лишь права, предусмотренные Главой 9 УПК РФ, в которой речь идёт об отводе.
Однако все остальные права участникам процесса, суд, в нарушение закона, не разъяснял. Что подтверждается протоколами судебного заседания.
11. Судом первой инстанции нарушен порядок проведения судебного заседания.
Из протокола судебного заседания от 27.03.18 следует, что материалы дела судом не исследовались. Судом у участников процесса не выяснялось того, желают ли они чем-то дополнить материалы дела.
Кроме того, статьёй 399 УПК РФ судебные прения прямо не предусмотрены. Однако Верховный Суд Российской Федерации считает, что прения по данным категориям дел проводиться должны. Это вытекает из логики самого процесса. Данная позиция ВС РФ изложена в Обзоре судебной практики условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, утвержденного Президиумом ВС РФ 29.04.14.
Из материалов дела следует, что судом прения не проводились, мнение участников процесса по данному вопросу судом не выяснялось.
Указанные нарушения существенны, значит обжалуемый судебный акт подлежит отмене.
12. Обжалуемое постановление – это вопиющий пример двойных стандартов и нарушения принципа равенства всех перед законом.
Самарский областной суд восстановил справедливость!
Адвокат арбитражный в таких делах не требуется.
Просмотров: 71 | Добавил: kuzmin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: